20.10.2016 | Источник: Право.ru

Можно ли повлиять на исход дела в суде? Как сформировать общественное мнение таким образом, чтобы ваша позиция выглядела правильной? Кто должен комментировать дело в СМИ и каких ошибок стоит избегать в общении с журналистами? О том, как “суд общественности” может быть полезен для клиента, рассуждают эксперты на Право.ru.

Что такое судебный пиар?

“Court of public opinion” – “суд общественности”, так иносказательно называют судебный пиар – влияние на исход дела в пользу клиента. Если прямое давление на суд вне закона, то формирование общественного мнения в пользу подзащитного никто не запрещал – и этим активно пользуются юристы как за рубежом, так и в России. Правда, за рубежом всё же чаще: там накопился обширный опыт судебного пиара. “Есть много компаний, специалистов, которые профессионально оказывают услуги сопровождения судебных процессов на аутсорсинге, это уже отдельный вид услуг, пользующихся спросом”, – рассказывает Андрей Князев, председатель Московской коллегии адвокатов “Князев и партнеры”.

Российские юристы в самом начале пути, но и у нас направление юрприара развивается быстрыми темпами. Сегодня судебный пиар востребован, как никогда, признают юристы: на фоне кризиса число споров существенно возросло. При этом и попытки повернуть общественное мнение в пользу клиента пропорционально выросли.

Так, за последние 3 года количество судебных споров, в которых цитируемость превышает 100 публикаций, возросло в 23 раза, подсчитал Иван Апатов, глава компании White Collar Strategy.

При этом активными участниками информационного поля стали и госструктуры, в том числе МВД.

Говорить о существенных наработках в этом направлении рано: “У нас юррынок существует 20 лет всего, поэтому до профессионализма в данном вопросе нам еще идти есть куда”, – подтверждает Князев.

В России к услугам пиар-специалистов в основном обращаются участники уголовных дел по “экономическим” статьям (ст. 159–159.6, 160, 165, 169–199.2 УК), рассказывает Илья Митасов, эксперт по защите деловой репутации. Само число таких дел только за 2015 год выросло на 20% и составило более 230 000, до суда доходит меньше четверти дел. Естественно, это повлияло и на PR-рынок, отмечает Митасов: число дел пока растет, а значит, растет и спрос на защиту репутации во время судебного процесса.

Впрочем, к услугам PR-специалистов обращаются далеко не все.

По моим оценкам в России ежегодно проводится около тысячи информационных кампаний разного уровня, более менее заметных около 100. 5–6 PR-агентств отстаивают интересы крупного бизнеса и закрывают около 90% всех информационных кампаний, когда за информацией выстраивается очередь среди журналистов. Остальные 10% справляются силами собственных пиар-служб и привлеченных консультантов. Что же касается кампаний по защите среднего бизнеса, то картинка диаметрально противоположная – в 90% случаев их защищают отдельные специалисты и в 10% они могут позволить себе услуги агентства” – Илья Митасов, эксперт по защите деловой репутации.

При этом качество услуг зависит от уровня профессионализма команды – агентство или отдельный консультант особого значения не имеет.

Судьи — тоже люди

Можно ли повлиять на суд? Мнения по поводу того, как именно можно способствовать тому, чтобы разрешить дело в пользу клиента, и возможно ли это вообще, разделились. Строго говоря, суждения суда независимы, он подчиняется закону. Но ведь судьи – тоже люди. “Можно искусственно создать ситуацию, в которой суд будет вынужден семь раз отмерить, прежде чем отрезать. Это ситуация, когда суд оглядывается на общественное мнение”, – убежден Андрей Арих, руководитель отдела по связям с общественностью Юридической группы “Яковлев и Партнеры”. Согласна с ним и Екатерина Клейменова, руководитель специальных проектов Право.ru. Повлиять на решение суда методами PR нельзя, уверена она, но можно повлиять на то, чтобы суд более внимательно отнесся как к процессу, так и к решению, – с учетом общественного мнения.

В том, чтобы прибегнуть к СМИ, нет ничего предосудительного и противозаконного, если не злоупотреблять своими конституционными правами – свободой мысли и слова, убежден Андрей Арих. Не согласиться сложно: тем более, что этот инструмент для привлечения внимания скорее эффективен, чем нет: само присутствие журналистов в зале суда уже помогает. “В России судьи реагируют на присутствие представителей СМИ в зале суда. Это психологический момент и специфика нашей страны. Бывают ситуации, когда достаточно лишь номинального участия, без последующего опубликования материала, “для вида”, – говорит Андрей Князев.

Советы профессионалов:

“Юристам я бы рекомендовал работать не только с входящими запросами журналистов, но и планировать публикации заранее, так как нужный информационный фон в любом случае усиливает собственную позицию. Не нужно все отдавать на откуп журналистам и ожидать от них правильных с вашей точки зрения публикаций только на том основании, что вы им аргументированно изложили свою точку зрения”. – Илья Митасов

Всегда ли стоит звать журналиста?

Привлекать внимание к делу стоит не всегда. Но если в объективности судьи возникают сомнения – позвать журналистов имеет смысл. Присутствие журналистов в процессе – лучшая защита от коррупции и ангажированности судьи, убежден Санджи Лукьянов, юрист правового бюро “Олевинский, Буюкян и партнеры”. “Особенно важно привлечь внимание СМИ, когда рассматриваются уголовные дела, в которых на скамье подсудимых оказываются невиновные люди. Есть много примеров принятия положительных и правосудных решений в таких делах”, – заметил он.

Придание публичности судебным процессам способствует не только прозрачности и законности вынесенного вердикта, но и развитию правовой̆ культуры в стране, формированию устойчивого уважения к закону и повышение доверия к правосудию”, – Ольга Бинда, советник Федеральной палаты адвокатов РФ.

Внимание к делу привлекать стоит тогда, когда ситуация действительно может вызвать отклик у общественности, когда вы уверены в своей позиции, когда это подкреплено ощутимыми фактами, есть достаточная поддержка со стороны доверителя, и он согласен с предлагаемой вами стратегией действий”, – Андрей Князев, председатель Московской коллегии адвокатов “Князев и партнеры”.

Как правило, одно только привлечение внимания – это уже положительный результат, при котором карт-бланш дается юристам и адвокатам, замечает Андрей Арих: “В том случае, когда правда объективно на стороне одного из доверителей, публичность играет на руку добросовестным участникам судебного процесса”. Из этого утверждения можно сделать и обратный вывод: если одна из сторон категорически не заинтересована в привлечении внимания к судебному процессу, то это зачастую дурной знак для остальных, обращает внимание Арих.

Часто в судебный пиар попадают и методы “черного PR”, используемые при освещении процессов, обозначает другую сторону проблемы Ольга Бинда, советник Федеральной палаты адвокатов РФ: в итоге вместо корректного и правомерного освещения судебного процесса по собственной̆ инициативе мы видим умышленную кампанию по дискредитации судов или оппонентов.

“PR-сопровождение судебных процессов – это программы по управлению информационными потоками и мнением аудиторий в отношении определенного судебного дела, а не примитивная попытка “выбеливания” подсудимого”, — напоминает Ольга Бинда, советник Федеральной палаты адвокатов РФ.

В целом же вопрос о том, надо ли привлекать внимание к судебному спору, должен решаться для каждого случая: общего рецепта успеха для всех не существует. “Иногда требуется придать делу широкую огласку. В другом случае важно сделать акцент на нарушенной справедливости, которую суд может восстановить своим решением. В третьем случае важнее обсуждение характерной для дела правовой проблематики на профильном сайте с участием авторитетных участников или научная статья в профильном издании. Все зависит от того, какую информацию необходимо донести до суда и каким способом ее можно донести до конкретного судьи – в газете, Интернете, юридическом издании”, – говорит Антон Сироткин, адвокат, руководитель группы специальных судебных проектов, советник Юридической фирмы “ЮСТ”.

Тем не менее, если журналисты уже задают вопросы – лучше не молчать. “Замалчивание – худшая из позиций. Не скажете вы – скажут за вас, и, возможно, вы окажетесь в уязвимой ситуации. Старайтесь предугадать дальнейшее течение дел, вопросы, которые могут быть заданы вам и вашему доверителю”, – советует Андрей Князев.

Эксперты важны

Однако и привлечение СМИ не всегда способствует достижению целей судебного разбирательства. Другая возможность для юриста – привлечь на свою сторону экспертное сообщество. “Мы предпочитаем не вовлекать прессу в дела, которые ведут юристы нашей фирмы”, – рассказывает Оксана Петерс, управляющий партнер юридической фирмы “Тиллинг Петерс”. При этом в компании сотрудничают с профессиональным сообществом в сфере деятельности клиента. “Такое содействие часто выражается в подтверждении тех или иных фактических обстоятельств ТПП РФ, профессиональными союзами”, – говорит Петерс.

Важно привлекать внимание не только “широкой общественности” и праздных зевак, но и, в первую очередь, коллег по цеху, согласен и Андрей Арих: “Таким образом, вы добиваетесь ситуации, когда решение судьи ставится в зависимость от мнения профессионального сообщества – это зачастую накладывает дополнительную ответственность, потому что влечет серьезные риски для персональной репутации”.

Советы профессионалов:

При освещении судебного процесса нужно задействовать максимальное количество источников, в том числе и собственные, такие как сайт компании, создание специальных страниц и лонг-ридов, посвященных процессу, а также выдавать разные по длине и содержательности материалы: колонки, комментарии, интервью. Следует рассматривать проблему в широком контексте или под иным углом, рассматривать влияние процесса на отрасль, деловую, экономическую, социальную среду. “Не стоит игнорировать PR-активность оппонентов. Если все время выдавать в эфир фразу “без комментариев”, другая сторона по делу может воспользоваться вашим молчанием и выдать свою версию развития событий. – Екатерина Клейменова

Кто вы, господин судья?

Повлиять на общественное мнение – не всегда то же, что повлиять на мнение конкретного судьи, занимающегося определенным делом. Аудитория юриста – как правило, один человек, до которого необходимо донести определенную информацию, а иногда всего лишь привлечь его интерес к конкретному делу, замечает Антон Сироткин. Но и для этого кампания в СМИ имеет значение.

Информационные кампании в рамках судебных разбирательств чаще всего заставляют суд изучить обстоятельства дела тщательнее – что немаловажно с учётом загруженности судей, у которых на рассмотрение дела в среднем уходит 15 минут: за такое время понять детали позиции сторон не всегда возможно. “Когда конкретное дело находится у всех на слуху, вокруг решения создается ажиотаж, заседание проходит под прицелом видеокамер и диктофонов, заставляет тщательнее взвешивать аргументы”, – замечает Андрей Арих. Если же судья рассмотрел сотни аналогичных дел, то включается “программа”: судебному представителю бывает крайне непросто убедить суд взглянуть на дело под непривычным для судьи углом зрения, говорит Антон Сироткин. “Такой способ мышления позволяет судьям справляться с высокой нагрузкой, соблюдать сроки рассмотрения и принимать решения с понятной и привычной вышестоящим судебным инстанциям мотивировкой. Если в такой ситуации необходимо убедить суд “посмотреть на спор свежим взглядом”, заинтересовать судью внимательнее отнестись к специфике дела, то публикация в СМИ может стать для этого хорошим поводом, уверен Сироткин. Особенно высока вероятность такого влияния там, где правовая позиция судов чётко не выработана, и велико значение судейского усмотрения.

При этом, привлекая внимание к делу, стоит учесть и личностные характеристики судьи, советует Сироткин.

Одна публикация в региональном СМИ, фактически адресованная судье местного суда, может оказаться куда более значимой, чем несколько публикаций в федеральных СМИ, адресованных судье верховного Суда РФ. Иначе юрист рискует “выстрелить в пустоту” или добиться противоположного, отрицательного для клиента эффекта. – Антон Сироткин, руководитель группы специальных судебных проектов, советник Юридической фирмы “ЮСТ”

Помочь узнать больше о судье сегодня может и техника: проверить, какие решения выносил судья по конкретным делам и спрогнозировать, какие аргументы лучше использовать на том или ином заседании, помогают системы анализа судебной практики – в России это помогает сделать система Caselook.

Советы профессионалов:

Важно детально проанализировать свою позицию и взглянуть на проблеу в широком контексте: привести аргументы и выводы, определить, какое влияние дело может оказать на бизнес или общественность, – то есть рассматривать процесс в контексте текущей конъюнктуры и сложившейся обстановки на рынке. Это поможет привлечь на свою сторону больше сторонников и склонить, в конечном итоге, чашу весов в свою сторону. Необходимы максимальная прозрачность и открытость, максимальный охват аудитории – не только за счет традиционных СМИ, но и социальных медиа, блогов. Отлично может сработать Facebook и LinkedIn: опишите ситуацию, представьте свои доказательства и аргументы, предложите высказаться коллегам на своей странице. – Андрей Арих

Юристы и пиарщики

Юрфирмы в последние годы становятся всё более открыты журналистам, однако тут возникает очередной вопрос: кто должен взаимодействовать со СМИ: сами юристы или PR-службы компании – квалифицированные сотрудники, которые отвечают за взаимодействие со СМИ.

Если есть возможность доверить общение со СМИ профессионалам, нет смысла делать это самостоятельно – результат будет хуже, уверен Санджи Лукьянов. Но кто бы ни занимался информационной компанией, итоговое решение о том, как освещать позицию по делу, важно принимать с участием PR-службы клиента или юридической компании, от содействия которой во многом зависит и выбор правильной стратегии, и эффективность ее реализации, отмечает Антон Сироткин. “Хорошо, когда это собственная PR-служба юридической компании, “набившая руку” на содействии адвокатам в решении таких задач”, – замечает Сироткин.

Екатерина Клейменова считает, что юристы могут сами от имени клиента взаимодействовать со СМИ: тогда, с одной стороны, клиент получает грамотное изложение сути дела с учетом всех возможных правовых рисков и сценарием развития, а с другой – СМИ получают доступ непосредственно к ньюсмейкерам. Сильная PR-служба может выступить координационным центром. “Идеальная модель – слаженная работа юристов и PR-службы, которые постоянно находятся во взаимодействии с журналистами. Кроме того, необходимо разработать коммуникационную стратегию и план с учетом различных вариантов развития событий, действовать на опережение”, – говорит Клейменова.

Когда судебным пиаром занимается сам юрист – это прекрасно, потому что никто лучше самого представителя, вовлеченного в процесс, не знает всех подробностей и нюансов, считает Андрей Арих. Но проблема в том, что у юриста может просто не оказаться времени еще и на пиар, что скажется и на результате информационной кампании. “Любое не отвеченное письмо, звонок, не предоставленная вовремя информация могут сыграть злую шутку, поэтому я считаю, что пиаром должен заниматься профессионал – пиарщик, маркетолог или пресс-секретарь, а при необходимости оперативно подключать юриста для того, чтобы журналист мог получить информацию “из первых уст”.

Важный аспект – координация действий внутри команды как с точки зрения предоставления информации, так и информационной безопасности, замечает Екатерина Клейменова. Ведь кто бы ни работал с журналистами, главное – не навредить клиенту.

Советы профессионалов:

Эффективны хорошие отношения с журналистами, а также обоснованная уверенность в своей правоте. Если вы идете навстречу корреспонденту, готовящему материал, вы всегда на связи и вы оперативно готовы предоставлять всю необходимую информацию журналисту, старающемуся качественно и объективно выполнить свою работу – у вас преимущество.
Необходимо заранее понимать цель взаимодействия, источники, с которыми вы будете держать связь, а также знать, что журналистам всегда будет интересно осветить проблему с многих сторон, в том числе контактировать будут и с вашим оппонентом, что тоже необходимо учитывать. В любом случае, отучите себя от привычки оставаться “без комментариев”, поскольку такая позиция может повлечь за собой непредвиденные последствия. – Андрей Князев

Источник: Право.ru